ГРУППА - ЗЕТА > ЗНАЙ! > Почему Николаю II простили всё, а Сталину не могут? Мнение автора.

ФРАЗА ДНЯ:

Пока у тебя есть ещё хоть одна попытка – ты не проиграл.
Просмотров: 41

Почему Николаю II простили всё, а Сталину не могут? Мнение автора.


В начале статьи сделаю ряд оговорок. Моё мнение — это лишь предлог, чтобы подумать, а не попытка задеть чьи то чувства.
Данная статья из рубрики «авторское мнение» и здесь я выражаю, своё отношение к определенным моментам истории и её личностям.
Если вы любите А.И. Солженицына, Виктора Резуна (Суворова), то не портите себе настроение, не тратьте время на мои рассуждения, они вам не понравятся.
Если же вы не относитесь к тем кто думает, что Гитлер напал на СССР для того, чтобы у Сталина появился предлог для создания заградотрядов.
Если вы не считаете, что летом 1941-го он своими усами, как антенной наводил немецкую авиацию на советские мехкорпуса, которые стояли без горючки (соляру слили и продали китайским коммунистам Мао), а комкор Котов этого не видел, потому что сидел в Гулаге, то….
Давайте разбираться.
Да, Николаю II простили всё.
Ему простили то «памятное воскресенье», Русско-Японскую и Первую мировую войну, простили 15% грамотного населения, в масштабах всего государства.
Простили, что допустил повальное предательство в госаппарате, разбор и шатание в армии, бесноватого Распутина и жену немку, которая на него влияла.

 Николай II

Николаю простили «упавшую на землю власть», которую могли поднять не обязательно большевики, а анархисты, а может кто и похлеще.
Из личных достижений Николая можно записать в актив, разе, что причисление к лику святых.
Если бы «Коба» Джугашвили — профессиональный революционер, который годами скитался по царским тюрьмам да по ссылкам, не стал тем кем стал, а сгинул где нибудь в застенках, то возможно он был вошёл в историю, как «забавный грузин», который боролся за права трудящихся и отмену сословий (могли бы даже житие написать).



Н. Аллилуева

Но Иосиф Джугашвили стал Сталиным и ему не простили…
Ему не простили ничего.
Начиная от того, что «убрал» Кирова и заканчивая тем, что довёл Аллилуеву «до ручки».
Не простили Троцкого, ледоруб Рамона Меркадера и операцию «Утка», ему не простили, что дотянулся до Степана Бандеры.
«Победили вопреки Сталину» — это вообще как?
Сами эвакуировали промышленность (в тайне от Сталина), сами построили самолёты, танки, сели в них и поехали побеждать?

А может Сталин наоборот хотел, чтобы государство проиграло войну и всячески специально мешал, а народ вопреки его воле её выиграл, а неизвестные талантливые генералы (в тайне от «жестокого дилетанта Жукова») планировали успешные операции?
Если рассуждать в таком ключе, то не за горами день, когда какой нибудь, условный «Резун-Суворов» или «Сванидзе» откроет нам «сенсационную правду», что ещё в 1937 г. прямо в Берлин за Гитлером приехал «чёрный воронок» из НКВД и увёз Адольфа на Лубянку и там он был «сильно обижен советской властью», да так, что запланировал мировую войну.
Да, действительно, был 37-ой и были репрессии, но почему вместо того, чтобы это всё осмыслить и осознать, превращают это в сюр?
Развязанный большевиками маховик репрессий, был ими же и остановлен, когда Берия сместил Ежова. Если бы не сместил, то граждане написали бы ещё друг на друга 2 миллиона доносов .
Половина этих граждан жила ещё при царе.
Не Сталин писал за них подмётные письма, не Сталин фабриковал дела (те кто фабриковал, у той же стенки с 1930 по 1940г. и закончили).
Но он создал эту систему, начав «большую чистку», он открыл «ящик Пандоры», который лёг в народе на благодатную почву личных обид не утихших после гражданской войны, человеческой зависти и карьеристов в НКВД.

Явно это задумывалось не для того, чтобы стать «уничтожением — ради уничтожения».

Но 1937 г. был страшной ошибкой, будут и другие….
Поражения 1941-1942 г. тоже возникли из череды ошибок и других факторов. Виноват в ошибках напрямую Сталин. К Победе он также напрямую причастен. С ним проигрывали, с ним и побеждали.
Сталин — плоть от плоти своего народа, он не отделял свою семью от судьбы страны.
Сын Яков сгинул в лагере, Василий летал на истребителе и мог быть сбит, а приемный сын Артём с первых дней на фронте, прошёл всю войну, был неоднократно ранен.
Так, что с «победили вопреки Сталину», как то не получается. Победили вопреки сильному и опытному и готовому к войне врагу, да.

C дочерью Светланой и сыном Василием

 Яков.

А может и не в Сталине вовсе дело? Ведь Сталина упоминают так, до кучи. Коробит сама Победа?
Ведь в контексте руководства страны обычно народ и советский боец изображается каким то неумелым и никчёмным, на фоне немцев и англо-американских солдат.
Рассуждения про «одна винтовка на троих», даже Николай II бы не одобрил, он хоть и был правитель так себе, но предателем уж точно не был.
Сталин и коммунисты.
Когда кто то говорит, что не любит коммунистов, тоскует по «России, которую мы потеряли», но при этом, чуть что цитирует Варлама Шаламова, а потом сдабривает всё это ссылкой на Солженицына (оба коммунисты и члены партии), то этим человек показывает, что про коммунизм они ничего не знает, кроме кем то придуманных за него штампов — «возведенных в культ».
Если вы идейный враг коммунизма, то «врага», как минимум, нужно знать в лицо.
Но нет, не любить и обвинять коммунистов — это просто модно.
Чем моложе человек, тем больше он не любит коммунизм, такие никогда не открывали «Капитал» и с трудом представляют как выглядит Карл Маркс.
Эти люди не понимают, что страна и партия при Ленине и при Сталине — это две очень разные страны, но только под одной вывеской.
Сталин был практичным. Зачем менять то, что работает и то во что люди годами верят. Он «зачистил Троцкистов», убрал тех кто хотел ещё большего «красного террора» (Варлам Шаламов был «фанатом» как раз большевиков «первой волны»).
Он взял «рабочую идеологию» марксизма и подогнал её под модель того государства, которое он видел. Ему не нужна была мировая революция, ему была нужна советская Империя.
Если раньше с помощью марксизма разваливали государство, то теперь с помощью (под прикрытием теории) он его собирал и возвращал оторванные революцией и «Брест-Литовским мирным договором» территории от Российской Империи.
СССР 1937 г. и СССР 1945 г. — это тоже разные государства. Страна менялась, эволюционировала и Сталин вместе с ней.

«Любите ли вы Солженицына, так как не люблю его я?»
«Совесть народа».

Как так получилось, что столько людей поверило человеку, который всю жизнь мечтал стать классиком (хорошо, что не стал) и отрастил бороду, являясь лишь пародией на Льва Толстого?

Солженицын стараясь внести свой вклад в литературу, даже попытался выдумать свои слова («наподжиде», «растопчивый»), а может он просто не хотел разговаривать на «большевистском языке» и выдумал свой?
Здесь всё просто, я так понимаю, что «растопчивый» — это большевики так делили людей на «растопчивых» и «не растопчивых», когда нужно было гнать эшелоны в Сибирь, а угля не хватало.
После войны были написаны десятки и десятки книг, воспоминаний и мемуаров, писались они и в Хрущёвское время, когда над мемуаристами не давлел «культ личности Сталина».
Даже Константин Рокоссовский, (был в числе репрессированных перед войной), в своих воспоминаниях не бросил «камень в огород» Сталина и армии.

 К.К. Рокоссовский

То есть, сотни и тысячи людей врали в своих книгах и фронтовых воспоминаниях, а один «неполживый» говорил правду?
Рокоссовский не мог кривить душой, как и другие, потому, что они были на фронте, потому что они воевали.
А вот Солженицын нет. Поэтому и мог описывать фронт и советскую армию, как сборище негодяев, потому что они никогда не были ему товарищами по оружию.
«А вот и секретные документики подъехали».

Необязательно рассматривать всю биографию Солженицына, достаточно взять только её военную часть.
Когда кто то говорит, что наградные листы Солженицына до сих пор скрывают и не дают прочитать описание его подвигов, то становится смешно. Кто скрывает?
Тот кто официально объявил в стране 2018 годом Солженицына?
Нечего там скрывать, не скрывает и сам А.И. Солженицын, вся его фронтовая и около фронтовая биография описана им же самим (не без самолюбования) и в письмах (изданных в книге) его жены Н.А. Решетовской.

Когда прогремела война, Солженицын был студентом.
В 1936 г. он поступил на физмат Ростовского государственного университета, а с 1939 г. учился заочно на факультете литературы «Института философии, литературы и истории» в Москве.
С началом войны, многие студенты пошли добровольцами, а Саша не пошёл.
Призвали его друга Николая Виткевича «Кока» (за переписку с которым, впоследствии и будет арестован), а Сашу Солженицына не призвали, он сделал себе справку.
Н. А. Решетовская сказала: «Он даже немного постарался получить эту справку, боялся, что в мирное время военная служба повредит осуществлению планов. А тут война.
Опасаясь призыва в армию, муж обратился за помощью к Лиде Ежерец, отец которой, будучи врачом, помог получить освобождение от военной службы».
При этом Наталья Алексеевна пояснила, что к подобной «хитрости» Александр Исаевич прибег только для того, чтобы иметь возможность закончить университет.
То есть, Солженицын откосил от армии.

Зафиксируем ещё один момент, как рассказала Решетовская, он, оказывается, в детстве был очень нервным и неадекватно реагировал на любые замечания преподавателей, друзей и знакомых, вплоть до падения в обморок. Это заставляло собеседников идти ему навстречу и на поводу, лишь бы не спровоцировать «припадок».
Солженицын был очень обидчивый, вот обида то его и подтолкнет на написание его знаменитых «пасквилей».
В октябре 1941 г., страна была в опасности и на справки уже не смотрели, полностью Солженицын ей прикрыться уже не мог.

Был призван в действующую армию и направлен рядовым в «74-й Отдельный Гужтранспортный батальон (ОГТБ), подчиненный штабу Сталинградского ВО, расквартированный в Ново-Анненском районе Сталинградской области».
В Гужбате («водителем кобылы») он служит недолго, весной 1942 г. он получает направление (из штаба Сталинградского военного округа) в артиллерийское училище.
Весной 1942 г. под Сталинградом становилось опасно, чем ближе фронт двигался к Солженицыну, тем дальше Саша двигался от фронта.
Он умел быть инициативным, когда дело касалось его личной безопасности и был ловким приспособленцем.
Вот, что Солженицын писал об артиллерийском училище:
«Учили нас — как молодых зверей: чтоб обозлить больше, чтоб нам потом отыграться на ком-то хотелось. И в страстном ожидании кубарей мы отрабатывали тигриную офицерскую походку и металлический голос команд».
Вот такое у него было отношение к учёбе и службе и товарищам. Он не любил когда его заставляли, что то делать, пусть и на благо Родины, которая в опасности.
Он провёл 7 месяцев в училище, избежал Сталинграда.
После училища, ему было присвоено звание лейтенанта, он был направлен в запасной арт полк в г. Саранск.

 Солженицын с Н.Виткевичем

Там он получает назначение — командиром батареи звуковой разведки 794-го ОАРАД (Отдельного Армейского Разведывательного Артиллерийского Дивизиона) ( «звуковая разведка» ведётся на расстоянии от 5 до 20 км, т. е. далеко от передовой).
Батарея придаётся войскам 63-ей армии Брянского фронта, попадает на фронт только к началу «Курской битвы», но находится в резерве.

 А.И. Солженицын 1943 г.

Солженицыну было не до войны, в письмах к жене, войну он упоминает лишь вскользь, описывает свой быт, природу и то как занимается литературным сочинительством.
По овалу его лица «на фронте», мы видим, что служба у Александра Исаевича была действительно «сладкий сон», отъелся, часто ездил на другой фронт к своему довоенному другу «Коке» Николаю Виткевичу, занимался сочинительством и писал письма, считая, что в военной цензуре работают умственно отсталые.
В своих послевоенных книжках, советскую армию он описывает через призму своего восприятия, он представляет всех офицеров «тыловыми крысами», какой по существу являлся сам.
Смотрите, что пишет его жена и он сам про себя, как офицера.
Н.А. Решетовская:
» Я успокаиваю себя. Раз у него есть возможность так много времени уделять сочинительству, значит, жизнь спокойна и не так уж опасна».
«Впрочем, ни курение, ни водка меня не волновали. Беспокоило другое. Офицерство, командирская должность начинали отрицательно сказываться на характере Сани.
Солженицын писал — и не без видимого удовольствия, — что не успеет он доесть кашу из котелка, как несколько рук протягиваются его помыть, а с другой стороны несут уже готовый чай. Он не успевал наклониться за упавшей на пол вещью».

А вот что в своей «нетленке» «Архипелаг ГУЛАГ» он писал сам:
«Я метал подчиненным бесспорные приказы, убежденный, что лучше тех приказов и быть не может.
Даже на фронте, где всех нас, кажется, равняла смерть, моя власть возвышала меня. Сидя, я выслушивал их, стоящих по «смирно». Обрывал, указывал. Отцов и дедов называл на «ты» (они меня на «вы», конечно).
Ел свое офицерское масло с печеньем, не раздумываясь, почему оно мне положено, а солдату нет.
Конечно, был у нас на двоих денщик (а по-благородному «ординарец»), которого я так и сяк озабочивал и понукал следить за моей персоной и готовить нам всю еду отдельно от солдатской…
Заставлял солдат горбить, копать мне особые землянки на каждом новом месте и накатывать туда бревешки потолще, чтобы было мне удобно и безопасно. Вот, что погоны делают с человеком».
Не в погонах дело, а в человеке, как мне кажется.
Таким был Солженицын и проецировал свои ценности на всех остальных, раз он таким «офицером» был, если для него допустима подлость, то и для всех других тоже, так он считал.
Выслуживаться за счёт других он умел и с командованием в лице майора Пшеничникова у него сложились хорошие отношения, от того и отпуска в Москву весной 1944 г., и разрешение привезти жену на фронт.

 На вручении Нобелевской премии.

Решетникова описывает время, когда жила в части, в прифронтовой полосе:
У себя в батарее Саня был полным господином, даже барином. Если ему нужен был ординарец Голованов, блиндаж которого находился с ним рядом, то звонил: «Дежурный! Пришлите Голованова».
В одно из своих посещений замполит Пашкин сказал, что предстоят большие изменения. Их дивизион перестает быть самостоятельной единицей. Он вольется в бригаду. Командиром бригады будет некий полковник Травкин, о котором говорят, что он не склонен терпеть женщин в части. Мы впервые заговорили о моем отъезде».
Вечно бегать от войны у Солженицына не получилось, часть попала тяжелые бои (даже недолго была в окружении), которые завязались с Восточно — Прусской группировкой Вермахта.
Вот тогда то Солженицын понял, что безопасней отсидеть, чем быть на фронте, характер его писем и высказываний становится всё более резким.
Арест его случился 9 февраля 1945г., ему ещё повезло, что в его личных вещах не нашли «Майн Кампф» А. Гитлера (книга была, о чём он сам не скрывает, но люди позаботились о нём и в руки НКВД она не попала, сожгли).
Зачем она ему?
Мы понимаем зачем, из его же строк:
«Но сверх дымящейся каши в призывах вербовщика был призрак свободы и настоящей жизни — куда бы ни звал он! В батальоны Власова. В казачьи полки Краснова. В трудовые батальоны — бетонировать будущий Атлантический вал.
В норвежские фиорды. В ливийские пески. В «hiwi» — Нilfswilligе — добровольных помощников немецкого вермахта (12 hiwi было в каждой немецкой роте). Наконец, еще — в деревенских полицаев, гоняться и ловить партизан (от которых Родина тоже откажется от многих). Куда б ни звал он, куда угодно…»

Видим мы это и из его утверждений о том, что в лагерях власовцы и бывшие полицаи, дескать пользовались уважением и авторитетом. Видимо только в глазах гражданина Солженицына и ему подобных и пользовались.
ГУЛАГ описанный Солженицыным разительно отличается от того, в котором он сидел.
По своей привычке, он искал должность «потеплее»- руководящую, так было в июле 1945 года в Краснопресненском пересыльном пункте, он начал ходить на одну из пристаней Москвы-реки разгружать лес.
Вот как ему хотелось руководить, но не работать (позже он всегда будет изображать себя рабочим пролетарием) сам пишет: «сердце рвалось из-под гимнастерки: Меня! Меня! Меня назначить бригадиром!»
Так было и в Ново-Иерусалимском лагере, когда он выпросил должность мастера глиняного карьера (соврав, что командовал арт-дивизионом) Когда все работали, как сам пишет он «тихо отходил от своих подчиненных за высокие кручи отваленного грунта, садился на землю и замирал».

Потом была Загорская спецтюрьма, где пробыл до июля 1947 года (работал по специальности математиком), а потом его перевели в в Марфинскую спецтюрьму – в научно-исследовательский институт связи, при Останкино («Шарашка»), где по словам опять же от него требовалось только : «12 часов сидеть за письменным столом и угождать начальству» .
Решетовская дополняет: «В обеденный перерыв Саня валяется во дворе на травке или спит в общежитии. Утром и вечером гуляет под липами. А в выходные дни проводит на воздухе 3-4 часа, играет в волейбол».
Солженицын получает не только письма, но и посылки, вот что он пишет:
«Сухофруктов больше не надо… Особенно хочется мучного и сладкого. Всякие изделия, которые вы присылаете, – объедение». Посасываю потихоньку третий том «Войны и мира» и вместе с ним твою шоколадку…»
Вот такой вот у него был «ГУЛАГ».

 Швейцария г.Цюрих 1974г. первые дни после депортации из СССР.

«Солженицын для самых маленьких».
Нужно ли Солженицына преподавать детям? Вопрос даже не риторический, но запоздавший.
«Неполживый» уже там, он в школьной программе.
Ведь очень удобно «сидеть на двух стульях», праздновать 9 мая, но при этом включать в обязательный школьный минимум Солженицына.
Лучше читать десятки и сотни книг «пропаганды», про Панфиловцев, про Гастелло, про Николая Кузнецова, про настоящих героев, чем «правду» Солженицына и Н.Никулина, которыми нам пытаются перекрыть грандиозный пласт народной и литературной памяти о той войне.
Пытаются убедить нас, что героев то не было, что армия состояла из тыловиков и мародеров.

Начал с И.В. Сталина, им и закончу.
Все эти фигуры, все эти Солженицыны и прочие, меркнут на фоне фигуры Сталина, да страшной, да неоднозначной, да великой.
С ним лично испугался встречаться Гитлер и остался в своём бункере навсегда, его уважал извечный и непримиримый враг коммунизма — Черчилль, говоря. что Сталин — это безусловно личность.
Только мы так легко можем говорить о нём, что угодно.
На Западе, его не любят, но даже там относятся более уважительно, стесняясь писать, лично про него, откровенную ахинею.
Так, «тыкают иногда осторожно палкой» на расстоянии, как будто боятся, что мы прячем его в Мавзолее, вместе с Лениным и можем в любой момент выпустить оттуда и тогда Иосиф снова начнёт «жечь».

И.В. Сталин — это часть нашей истории, её не вымарать, про неё не забыть, про неё не нужно придумывать и коверкать, с ней нужно примириться.
Я, для себя лично, давно примирился с Николаем II, но со Сталиным многие примириться не могут.
Нам и не дают примириться.
Пока одни тоскуют о «России, которую потеряли» и пишут небылицы про Сталина, а другие мысленно ещё живут в СССР, то это выгодно.
Пока мы грыземся между собой, мечтая о царизме или СССР, народ не то, что разобщён, лавочку во дворе даже некому сколотить.
Примите Сталина, как объективную данность, по существу кто ещё у нас есть, какой «дух» мы ещё можем призвать, в случае чего?

Ведь не зря, люди при виде маргинальных элементов говорят :«Сталина на вас нет».
Не зря последними словами Зои Космодемьянской, немцам в глаза были: «Сталин придёт…», не о приходе демократии взывала девушка перед лицом врага.
Если, не дай Бог, мир снова захлестнёт коричневая чума или ещё, что похуже, то те кто сейчас читают Солженицына, сами вспомнят про Сталина и скажут:
«Приди «проклятый» спаси!»….

https://zen.yandex.ru/media/id/5b7672d7d375a900a9da561d/pochemu-nikolaiu-ii-prostili-vse-a-stalinu-ne-mogut-mnenie-avtora-5ca8c947ed3b8900b381b162

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)
Сохранить в:

  • Twitter
  • email
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • News2
  • RSS

Добавить комментарий

Gruppa-Z © 2014