ГРУППА - ЗЕТА > АНТИДЕЗА > ЭЛЕКТРОПАМЯТНИК СТАЛИНУ, НЕМЕЦКИЕ БАРАНЬИ ТУЛУПЫ, ИЛИ ОТКРОВЕНИЯ ИСТОРИКА РАДЗИНСКОГО

ФРАЗА ДНЯ:

Дикость, подлость и невежество не уважает прошедшего, пресмыкаясь перед одним настоящим. А.С. Пушкин
Просмотров: 24

ЭЛЕКТРОПАМЯТНИК СТАЛИНУ, НЕМЕЦКИЕ БАРАНЬИ ТУЛУПЫ, ИЛИ ОТКРОВЕНИЯ ИСТОРИКА РАДЗИНСКОГО

Некоторые исторические «исследования» подчас заставляют усомниться в адекватности их авторов

 Эдвард Радзинский. Фото с сайта gorod48.ru

В наш век высоких технологий и засилья разнообразных гаджетов появилась такая некрасивая, прямо скажем, тенденция, как избавление от книг. Наиболее сознательные граждане отдают их в библиотеки, кто-то аккуратно выкладывает книги в подъездах или других местах, а кто-то банально выкидывает. Это раньше книга была наш друг и учитель, а теперь лучшим другом для многих стал планшет или смартфон.
Буквально на днях в собственном подъезде я обнаружил выброшенную кем-то книгу известного историка, писателя и драматурга Эдварда Радзинского «Сталин. Вся жизнь».
Про эту книгу я слышал и раньше, но читать её не доводилось, тем более и желания знакомиться с творчеством Радзинского никогда не возникало. Не хотел я её читать и в этот раз, но, случайно пролистав пару страниц, я от этой книги не мог оторваться следующие два дня.
Забегая вперед, скажу, что от Радзинского такого отношения к читателю я не ожидал. Понятно, что писатель-драматург всегда несколько приукрашивает свои произведения, но вот чтобы считать читателя совсем уж дремучим идиотом…. Это даже не простое неуважение, а какое-то изощренное, глумливое развешивание лапши на читательских ушах.
Прочитать книгу до конца меня заставило необычное вступление. В нем Радзинский сообщает, что огромная страна просыпалась с именем Сталина, работала и воевала под его портретами, зеки строили полярные города (куда ж без зеков?), а солдаты шли с его именем в атаку.
Заканчивается этот бурный поток драматургического сознания вот каким душераздирающим пассажем: «Гигантская статуя Сталина стояла на Волго-Доне – очередном канале, построенном его заключенными. Однажды смотритель, следивший за статуей, с ужасом обнаружил, что птицы во время сезонных перелетов полюбили отдыхать на голове статуи. Нетрудно представить, во что грозило обратиться лицо Вождя. Но птиц наказать нельзя. А людей можно. И насмерть перепуганное руководство области нашло выход: сквозь гигантскую голову пропустили ток высокого напряжения. Теперь статуя стояла, окруженная ковром из мертвых птиц. Каждое утро смотритель закапывал птичьи трупики, и земля, удобренная ими, цвела. И статуя глядела в волжские просторы на цветущие берега, удобренные уже телами человеческими – строителями великого канала…»
Комментировать это – лучше даже не пытаться. Дабы не подвергать перенапряжению собственную психику. Но единственный вопрос Радзинскому задать все же хочется – а табличку «Не влезай, убьет» на электропамятник прикрутить не забыли?
Смех смехом, но вот прочитает это неискушенный читатель, особенно про удобренные человеческими телами берега канала и, скрипя зубами от праведного гнева, с ненавистью посмотрит на фотографию своего деда-фронтовика, на груди которого поблескивают медали с профилем Сталина. Ещё и порвет её в сердцах и обзовет деда нехорошими словами. Хотя дед воевал, а может и погиб в том числе и за то, чтобы гитлеровские «евроинтеграторы», попадись им в руки семейство Радзинских, не превратили их в дымок из трубы крематория и кучку пепла.
Логично было бы предположить, что за возможность жить и не опасаться больше газовых камер и крематориев драматург-писатель отблагодарил русского солдата книгами, воспевающими его великий подвиг? Не тут-то было. Вместо этого он занялся пересказом бредней предателя В. Резуна, которого не постеснялся упомянуть в своей книге.
Причем, как изящно выразился Радзинский, офицер ГРУ Резун не сбежал под крыло английских спецслужб, предав страну и нарушив воинскую присягу, а «остался на Западе, чтобы опубликовать некое открытие, мучившее его всю жизнь». Радзинский в своей книге и главу назвал в строгом соответствии с «мучившим» Резуна открытием — «Он сам готовился к нападению». Он сам – это Сталин, если кто не понял.
Но для начала небольшой штришок, позволяющий оценить всю компетентность Радзинского и его понимание тех или иных сталинских решений. По мнению писателя-историка, Сталин не верил в возможность гитлеровского нападения в 1941 году вот почему: «В мае он (Гитлер — прим.ред.) был на Балканах. Значит, нападение могло случиться никак не ранее конца июня. Отсюда вывод: Гитлер должен подготовиться к русской зиме. Показателем намерений немецкой армии к нападению должны были стать… бараньи тулупы. Для армии их потребуются миллионы, и сталинская разведка тщательно следила… за баранами в Европе».
Это даже похлеще, чем рассказ об электрифицированном памятнике Сталину. Правда, тут не совсем понятно, то ли драматург до баранов додумался самостоятельно, то ли умыкнул идейку у лучшего друга английской разведки и расово правильного украинца Резуна?
Жалко, что это никогда не прочитают сами немцы, которые, по мнению драматурга, должны были воевать в бараньих тулупах Великому же историку Радзинскому, по секрету от сталинской разведки, сообщим – вермахт никогда не только не обряжался в бараньи тулупы, но и никогда не собирался этого делать. Ни зимой 1941-42 гг., ни в последующие зимы.
После того, как нацистские «евроинтеграторы» малость остудили свой перегретый арийский мозг в белоснежных полях под Москвой, в 1942 году вермахт начал получать утепленную форму – двухстороннюю (камуфляжно-белую) куртку с капюшоном и теплые штаны. Именно в этой форме, а не в бараньих тулупах, вермахт и провоевал еще три зимы.
Но вместо этого Радзинский нам рассказывает, как советские разведчики следили за баранами в Европе.
Далее у историка-драматурга начинаются и вовсе удивительные открытия: «Оба союзника-врага (Гитлер и Сталин — прим.ред.), разумеется, никогда не доверяли друг другу».
Радзинский то ли забыл, то ли просто не знал, что союзником Третьего рейха была Италия и Япония, но никак не СССР. Потому что в отличие от Италии и Японии, СССР не подписывал с Германией союзнического договора. А подписывал лишь Договор о ненападении. А это, как ни крути, документ совсем иного содержания, чем «Тройственный пакт».
Если писатель-драматург считает иначе, то тогда на основании договоров о ненападении союзниками Германии можно считать Англию, Францию, Польшу, Эстонию и Латвию. Так как все эти страны также в свое время подписали подобные договора. Но чего не сделаешь ради хлесткого словца и красивой фразы?
Вот ещё одно не менее удивительное откровение Радзинского: «Беда всех диктаторов – им говорят то, что они хотят услышать… Хозяин (Сталин — прим.ред.) не знал, что из 300 дивизий четверть еще только формируется, что из его военных училищ, которые он лихорадочно открывал в те годы, выходят плохо обученные командиры».
Радзинский в который уже раз считает читателей настолько тупыми, что с серьезным видом преподносит им подобную галиматью. Дескать, Сталину нравились лишь хвалебные оды, а о том, что творится в армии, он ни черта не знал. Интересно, а кто же отдавал приказ о формировании новых дивизий? Может, они сами по себе начинали формироваться, как кружки по интересам?
Радзинский сам же называет Сталина диктатором, что подразумевает безграничную власть, и тут же утверждает, что диктатор ничего не знает о положении дел в армии. Хотя любому ясно, что без приказа Сталина ни один человек в Галактике не осмелился бы формировать новые дивизии. Да эти дивизии ещё и комплектуются плохо обученными командирами.
А как было на самом деле? С теми же командирами. Вот что пишет лейтенант-танкист А.В. Боднарь: «Война застала меня в Ульяновском танковом училище, в котором к тому времени я уже проучился полтора года…. Батальон располагался в лагерях над Волгой за двадцать километров от училища. Мы выезжали туда зимой и летом: водили танки, стреляли, обслуживали их, ремонтировали. Учили очень хорошо, много было практических занятий. Основной упор делался на вождение танка и стрельбу из танковых огневых средств».
И вот результат этого «отвратительного» обучения: «В своем первом бою я с дистанции метров пятьсот-шестьсот сжег два бронетранспортера, а когда немцы из низ выскочили, я ещё полосовал их из пулемета». (А. Драбкин, «Я дрался на Т-34»)
То же самое свидетельствует и другой танкист – Бурцев А.С.: «Учили нас хорошо. Теорию проходили в классах, а практику на полигоне, где занимались неделями – водили, стреляли, разбирали тактику действий одного танка и танка в составе подразделения».
Таких свидетельств можно найти сотни и тысячи, да и сам факт того, что война завершилась в Берлине, а не в Новосибирске, говорит о том, что не настолько уж плохо были обучены командиры, раз смогли разгромить армию гитлеровского Евросоюза.
Казалось бы, к теме войны надо подходить более чем ответственно, потому что тема эта серьезная и до сих пор весьма болезненная для нашего народа. Но только не Радзинскому. Раз он решил следовать резуновским курсом, то, как фокусник, продолжит таскать из рукава новые доказательства сталинской агрессии.
Извлек он и многократно обсуждаемые «Соображения по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками» от 15 мая 1941 года. Документ, естественно, агрессивный. То есть это не что иное, как план агрессии против Германии. Жалко, что сей документ в своё время не попал в руки к герою Майдана Сене Яценюку – было бы на что ссылаться, рассказывая фрау Меркель про нападение СССР на Германию и Украину.
Кем же составлен документ? Радзинский, ссылаясь на подписи, утверждает, что заместителем начальника Генштаба генерал-майором Василевским и первым заместителем генерал-лейтенантом Ватутиным. Также оставлено место для подписи начальника Генштаба Жукова и наркома обороны Тимошенко. Но подписей последних нет, потому что это, видите ли, «рукописный черновик» (!), а подлинник, по мнению Радзинского, был уничтожен. Дабы надежно спрятать свидетельства сталинской агрессии.
Читатель наверняка опять почувствует себя неуютно, потому что сложно понять логику Радзинского – подлинник уничтожили (кто и когда?), но черновик зачем-то оставили. Представьте такую ситуацию – некто, дабы скрыть гениальность Леонардо да Винчи, оригинал «Моны Лизы» сжег, а вместо него повесил в Лувре копию. Логично?
Но хорошо хоть черновик есть аж с двумя подписями. Но вот же незадача: «подписавший» его заместитель начальника Генштаба Василевский получил эту должность только 1 августа 1941 года…
Но кто и когда из великих историков на такие мелочи обращал внимания? Небрежное, крайне неряшливое обращение с историческими фактами вообще можно считать фирменным стилем историка Радзинского. Например, он сообщает, что: «К декабрю 1942 года было подготовлено поражающее воображение контрнаступление – множество армий, тысячи танков и самолетов». Это он так описывает начало операции «Уран», которая, как известно, началась 19 ноября, а 23 ноября Сталинградская мышеловка захлопнулась. Но по Радзинскому, РККА готовилась перейти в контрнаступление только в декабре.
Несмотря на то, что историк-драматург вхож во многие архивы, включая президентский, и начал писать свою книгу аж в далеком 1969 году, у него не только не было времени на то, чтобы узнать, какую форму носили зимой немцы, какую должность занимал Василевский весной 1941 года и когда началась операция «Уран», но Радзинский также не удосужился хоть мало-мальски изучить географию родной страны. Иначе чем объяснить такой валящий с ног перл: «В середине июля войска группы армий «Центр» уже стояли у Смоленска – всего 200 километров отделяло их от Москвы».
Сложно сказать, какая оценка по географии была у будущего великого писателя-историка в школе, но даже если измерять расстояние от Москвы до Смоленска в милях, и то цифра будет большей. А уж если в километрах, то выяснится, что из Радзинского тот ещё географ.
Что он сам же охотно подтверждает: «1 декабря Гитлер начал наступление на Москву: его солдаты уже прошли более полутысячи километров – что им жалкие два десятка!» Это откуда же 22 июня 1941 года начали немцы свой дранг нах остен? Из района Гомеля? Или Полоцка? Вообще-то, когда речь заходит о 22 июня, чаще называют не эти города, а, например, Брест. До которого не полутысяча километров, а в два раза больше. Но у Радзинского, видать, своя география. И физика тоже. Да и история.
Если уж он так вольно жонглирует относительно недавними событиями Второй мировой войны, то остается только догадываться, насколько правдивы его повествования о русских царях или Наполеоне.
Тем не менее, творчество великого драматурга-историка оценено очень высоко – в 2006 году Радзинский получил орден «За заслуги перед Отечеством IV степени» из рук самого гаранта. Странно, что его произведения до сих пор не изучают в школах, а прогрессивное человечество не требует поставить ему памятник в центре столицы за разоблачение сталинской агрессии против свободного мира. Уверен, «общечеловеки» согласятся даже не на электрический памятник, как Сталину, а на простой.
А книгу «Сталин. Вся жизнь» я вернул туда, откуда взял. Потому что, на мой взгляд, Радзинский не заслуживает того, чтобы стоять на одной книжной полке с Толстым и Шолоховым. Действительно великими писателями, написавшими великие книги о подвиге русского солдата и никогда не опускавшимися до цитирования разного рода подлецов и предателей.

Александр Плеханов

http://www.km.ru/

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)
Сохранить в:

  • Twitter
  • email
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • News2
  • RSS

Добавить комментарий

Gruppa-Z © 2014