ГРУППА - ЗЕТА > ИСТОРИЯ > КВЖД – ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ Часть 2

ФРАЗА ДНЯ:

Не всякая сила стоит за правду, но всякая правда заявляет о себе силой.
Просмотров: 1 749

КВЖД – ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ Часть 2

Часть1

ИЗ ЕВРОПЫ В АЗИЮ

    Китайская Восточная железная дорога была построена Россией в 1897-1903 гг. Намерению России препятствовали державы, в первую очередь – Англия, которые одновременно с Россией предлагали  Китаю свои проекты строительства железной дороги. Начавшиеся в апреле 1896 г. русско-китайские переговоры зашли в тупик. Когда они были возобновлены, китайцы приняли основную часть русских предложений и в свою очередь поставили вопрос о союзе с Россией для противодействия японской агрессии, развивающейся при поддержке США и Великобритании. Договор предусматривал создание союза двух государств, который должен был вступить в силу в случае нападения Японии на Россию, Китай или Корею.

На строительство КВЖД Россия израсходовала 375 млн. рублей золотом. Дорога начиналась от русской станции Маньчжурия, проходила через хребет Большой Хинган, Северо-Восточную равнину, хребет Чанбайшан до станции Суньфыйхэ и Владивостока и имела ответвление Харбин – Чанчунь – Далянь (Дальний), а также ветки на Бэньси, Фушунь, Инкоу, Чэнцзытун и Люйшунь (Порт-Артур). Её протяжённость составляла ок. 2,5 тыс. км. В Контракте от 27 августа 1896 г. указывалось, что через 80 лет после окончания строительства дорога бесплатно переходит во владение китайского правительства, спустя же 36 лет с момента открытия движения оно «имеет право выкупить эту линию, возместив полностью все затраченные капиталы и все сделанные для означенной линии долги с наросшими процентами».

«ДОРОГА,  ДОРОГА,  ТЫ  ВИДЕЛА  МНОГО…»

    Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. по КВЖД шло снабжение русской армии в Маньчжурии. После поражения России в войне южное ответвление КВЖД от Чанчуня до Дальнего отошло к Японии и было названо Южно-Маньчжурской железной дорогой (ЮМЖД). После революции в России КВЖД оказалась в руках интервентов. В 1918 г. в зону КВЖД вошли японские войска. Япония и США заключили соглашение об осуществлении надзора за дорогой и создали так называемый Межсоюзный комитет, к которому присоединились Англия и Франция. На Вашингтонской конференции 1921-1922 гг. вопрос о КВЖД стал предметом острых разногласий между империалистическими державами. В период революции и гражданской войны в России дорога пришла в запустение.

В мае 1924 г. в рамках Соглашения об общих принципах для урегулирования вопросов между СССР и Китайской Республикой был заключен Договор о совместном с Китаем управлении дорогой. Советский Союз отказался от всех концессий, приобретённых царским правительством в Китае, от прав экстерриториальности и консульской юрисдикции в Китае и соглашался с тем, чтобы граждане СССР, находящиеся на территории Китая, полностью подчинялись китайской юрисдикции. СССР также отказывался от русской части контрибуции в сумме ок. 100 млн. рублей. Ставленник Японии глава Мукденского провинциального правительства маршал Чжан Цзолин договор не признал, т.к. она проходила по его территории. И в сентябре 1924 г. договор был заключен и с ним.

Соглашение рассматривало дорогу, как чисто коммерческое предприятие, совместно управляемое СССР и Китаем. Советская Россия погасила образовавшийся долг 13 млн. рублей, и в 1928 г. дорога уже дала прибыль 28 млн. рублей. Прибыль делилась пополам. Этот лакомый кусок не давал покоя прояпонски настроенным местным китайским властям. Уже с 1925 г. они встали на путь нарушения этого соглашения.

КОНФЛИКТ

    Хотя дорога имела большое экономическое значение, это было не главным. Главным было стратегическое значение дороги, важнейшего и кратчайшего пути сообщения из Азии в Европу, к восточным районам СССР и его самой уязвимой точке – через Читу к оз. Байкал с его железнодорожными туннелями. Опасность представляла Япония, которая уже в конце 20-х годов имела военные планы против СССР, и с целью нападения могла захватить дорогу, что позже и произошло. В то время японским военным атташе в СССР был Камацубара, будущий генерал и командир 23-й пехотной дивизии, разгромленной Жуковым на Халхин-Голе в 1939 г. Но это будет позже.

Весной 1929 г. сын погибшего в результате взрыва поезда 4 июня 1928 г. маршала Чжан Цзолиня, правитель и командующий вооружёнными силами Маньчжурии Чжан Сюэлян, связанный с японцами, решился на открытое выступление. В целом под его командованием имелось ок. 300 тыс. человек.

27 мая китайская полиция оцепила здание советского консульства в Харбине. Всего было арестовано более 2,5 тыс. советских граждан.

Летом 1929 г., подстрекаемые японцами, китайцы начали провокации: аресты, грабежи, присвоение прибыли, даже убийства советских служащих.

В начале июля глава национального правительства Чан Кайши и Чжан Сюэлян приняли решение о захвате КВЖД. 10 июля китайская полиция изолировала руководителей и служащих дороги, в Харбине полицией было занято здание центрального телеграфа КВЖД. Китайскими властями было заявлено о закрытии представительства советских учреждений, а управляющему и его помощникам предложено выехать за пределы Китая. В Ноте советского правительства от 13 июля 1929 г. говорилось: «10 июля утром китайские власти произвели налёт на КВЖД и захватили телеграф по всей линии, прервав телеграфное сообщение с СССР… Дубань (губернатор. – В.П.) дороги Люй Чжунхуан предъявил управляющему КВЖД Емшанову требование передать управление дорогой лицу, назначенному дубанем… Управляющий дорогой Емшанов отказался выполнить это незаконное требование… Он был насильно отстранён. Начальники служб были отстранены и заменены белогвардейцами. По всей КВЖД закрыты и разгромлены профсоюзы и кооперативные организации рабочих, арестовано более двухсот граждан СССР… Емшанов и Эйсмонт высланы из пределов Китая». В последующие дни состоялся обмен Нотами. 15 июля Советский Союз потребовал в трёхдневный срок удовлетворить законные права СССР. Чан Кайши ответил: «Мы хотим сначала взять в свои руки КВЖД, а потом приступить к обсуждению остальных вопросов». 17 июля Советский Союз заявил, что он отзывает из Китая своих представителей, прекращает с ним сообщение и предлагает представителям Китая немедленно покинуть пределы СССР. 20 июля дипломатические отношения между Китаем и СССР были прерваны.

Начались налёты на приграничные районы Забайкалья. В боях погибло 28, и было ранено 48 командиров и бойцов, среди гражданских жителей 27 человек было убито и 70 ранено. В Маньчжурию подтягивались китайские войска.

6 августа 1929 г. РВС СССР решил создать Особую Дальневосточную Армию (ОДВА), командующим которой был назначен герой гражданской войны В.К. Блюхер. Он хорошо знал противника и его вооружённые силы – всего два года назад вернулся из Китая, где был главным военным советником у Чан Кайши.

В Забайкальскую группу войск ОДВА вошли: 35-я (Иркутская) и 36-я (Читинская) стрелковые дивизии, 5-я отдельная Кубанская кавалерийская бригада, отдельный Бурят-Монгольский кавалерийский дивизион, 18-й корпусной артиллерийский дивизион, 18-й корпусной сапёрный батальон, 1-я ж/д рота, три бронепоезда (№№ 66,67,68), 26-я легкобомбардировочная эскадрилья, 25-й и 6-й отдельные авиаотряды. В лагере под Читой стояла в резерве 21-я Пермская Краснознамённая территориальная стрелковая дивизия и рота танков МС-1. (Для справки: МС-1 /Т-18/ был одним из первых советских танков. Боевая масса – 5,5 т; экипаж – 2 чел.; вооружение: 37-мм пушка и два 7,62-мм пулемёта; броня – 16 мм; максимальная скорость – 17-22 км/ч.) Все советские части были укомплектованы по штатам мирного времени, но превосходили противника в техническом оснащении. Командовал группой командир 18-го стрелкового корпуса С.С. Вострецов – герой гражданской войны, кавалер четырёх орденов Красного Знамени.

По приказу Вострецова войска были подтянуты к границе. Командир роты 106-го Сахалинского стрелкового полка 36-й стрелковой дивизии И.И. Федюнинский вспоминал: «Части нашей дивизии получили приказ выйти на государственную границу (наш полк оставался пока на месте, в Песчанке). Они расположились в маленьком приграничном городке Борзя. Как рассказывали мне мои товарищи из 108-го Белореченского полка, их очень удивила жизнь в этом населённом пункте. Куда ни зайдёшь, всюду китайцы. Все лавки и столовые принадлежали им. Будто этот городок был не наш, а китайский. Но по улицам китайцы ходили как-то осторожно, словно бы побаивались наших воинов. Однако их никто не трогал. Красноармейцы обращались с ними вежливо». 16 августа полк был уже в районе посёлка Абагайтуевского (сейчас – Абагайтуй), где отбил атаку большой группы китайских солдат. В начале сентября  в районе с. Благодатное границу перешёл белый отряд атамана Мохова, который, пограбив местное население, ушёл назад в Китай.

К осени 1929 г. у Чжан Сюэляна созрел замысел: используя внутренние трудности советской власти (1929 год был «годом великого перелома»), быстро продвинуться вдоль ж/д магистрали к Байкалу, разрушить туннели и отрезать от СССР Забайкалье и Дальний Восток. Для этого на Читинском направлении китайцы сосредоточили значительные силы. Командующий Северо-Западным фронтом Лян Чжуцзян заявил: «Я не сомневаюсь в том, что мы разобьём Красную армию и дойдём до Читы». Генеральное наступление готовилось на середину ноября.

Блюхер принял решение нанести упреждающий удар.

НА УДАР – ДВУМЯ УДАРАМИ

    С севера Маньчжурию и Чжалайнор прикрывали укреплённые районы с развитой системой окопов и ходов сообщения, имевшие пулемёты, бомбомёты и орудия. В Хайларе находился крупный военный гарнизон.

К началу операции сложилось следующее соотношение сил и средств: наши 8 тыс. солдат против 15 тыс. у противника, орудия – 88 против 25, бронепоезда – 3 против 2. Кроме этого Забайкальская группа войск располагала 32 самолётами и 9 танками, которых у противника не имелось.

Замысел советского командования был оригинален: на первом этапе изолировать гарнизон в Маньчжурии и разбить противника в районе Чжалайнора, на втором – наступлением от Чжалайнора ликвидировать гарнизон в Маньчжурии с тыла.

Наши войска были сосредоточены в районе станций Даурия, Борзя и посёлка Абагайтуевского (сейчас Абагайтуй). Трудности состояли в том, что войска не имели топографических карт, компасы и бинокли были редкостью. Местность была незнакомой.

В ночь с 16 на 17 ноября 35-я и 36-я стрелковые дивизии перешли по льду Аргунь и вдоль железной дороги двинулись на Чжалайнор (сейчас Джалай-Нур.). Одновременно из района посёлка Абагайтуй Аргунь перешла 5-я Кубанская кавалерийская бригада под командованием К.К. Рокоссовского, стремительно продвинулась вдоль восточного берега реки Хайлар и неожиданно появилась в тылу гарнизона Чжалайнор.

В бригаде Рокоссовский служил с декабря 1921 г. По окончании гражданской войны дивизию переформировали в бригаду, и Рокоссовский стал командиром 27-го кавполка, которым командовал 4 года. С этой должности Рокоссовский уехал в Ленинград на курсы, после окончания которых он был командирован в МНР одним из старших военных инструкторов, где пробыл два года. После Монголии Рокоссовский учился на московских курсах усовершенствования высшего начсостава после чего вновь возглавил бригаду. В бригаде в должности командира батареи воевал ещё один будущий известный военачальник Г.И. Хетагуров.

Утром 17 ноября советские войска пошли на штурм. Начался кровопролитный бой, наступали одновременно с трёх сторон, кавалеристы Рокоссовского – с тыла. Отличилась рота под командованием политрука Белобородова, которая захватила ж/д мост и не допустила отход противника из города. 18 ноября Чжалайнор был взят.

19 ноября наступила очередь Маньчжурии. В то время население города составляло 10 тыс. человек, в Зареченском посёлке города проживало много русских, осевших со времён строительства КВЖД, имелось много магазинов и контор иностранных фирм. Как торговый центр Маньчжурия обслуживала Чжалайнорский каменноугольный бассейн и частично Восточную Монголию.

Рота Федюнинского получила задачу скрытно выдвинуться к разъезду Абагайтуй и разрушить железнодорожные пути, затем обойти станцию Маньчжурия, перерезать железную дорогу и нарушить сообщение со станцией Хайлар. Главная задача – лишить противника возможности маневрировать силами и средствами. Ломами и пилами солдаты Федюнинского разрушили железнодорожное полотно за полчаса.

После напряжённых боёв гарнизону Маньчжурии был вручен ультиматум. На капитуляцию давалось два часа. Не дожидаясь окончания срока действия ультиматума, в город въехал Вострецов, вызвал из японского консульства китайского командующего и приказал ему сдаться. 20 ноября Маньчжурия была взята, но отдельные бои продолжались. Вскоре поступили сведения, что со стороны Хайлара к противнику движутся подкрепления. Сведения были получены любопытно: самолёт противника ошибочно сбросил вымпел с донесением, адресованным командиру 17-й бригады противника, о том, что из Хайлара ему на помощь спешат части смешанной 5-й бригады. Чтобы не допустить этого кавбригада Рокоссовского 21-23 ноября совершила рейд до Цагана. 27 ноября наши войска вступили в Хайлар. Противник отступил без боя. Советским командованием было принято решение дальше не наступать. Важную роль в операции сыграли танки и самолёты.

20 ноября Блюхер доносил наркому Ворошилову: «Чжалайнор взят 18 ноября. Вторым ударом занят г. Маньчжурия 20 ноября. Бой за Чжалайнор длился двое суток. Противник, несмотря на превосходство нашей техники и полное окружение, оказывал небывалое по упорству сопротивление.

    Чжалайнор и Маньчжурия были противником настолько укреплены, что полевая и гаубичная артиллерия не пробивала верхних перекрытий окопов и блиндажей. Несмотря на это, разгромлены полностью 15-я и 17-я смешанные бригады противника. В результате боёв взято свыше 8 тысяч пленных и около тысячи раненых солдат. В числе пленных захвачен командующий Северо-Западным фронтом генерал Лян Чжуцзян со своим штабом и около 250 офицеров. Противник потерял убитыми около полутора тысяч.

    Нами взята почти вся имеющаяся артиллерия, два бронепоезда, большое количество военного имущества, снаряжения, орудия и прочее.

    …Наши войска дрались отлично, проявляя высокую доблесть и героизм. Настроение войск отличное».

По поводу пленения своего генерала китайские солдаты говорили: «Красная солдат шибко воюй, большой капитан забирай». Наши потери составили: убитыми – 123, ранеными – 605 человек.

За бои под Чжалайнором и Маньчжурией более 500 бойцов и командиров получили награды. Среди них были будущие крупные военачальники и Герои Великой Отечественной войны А.П. Белобородов и И.И. Федюнинский, удостоенные орденов Красного Знамени. За блестяще выполненную боевую задачу К.К. Рокоссовский 22 февраля 1930 г. был награждён третьим орденом Красного Знамени. 1 мая 1930 г. в Чите С.С. Вострецов был награждён почётным оружием. Командующий Отдельной Дальневосточной армией Блюхер получил пятый орден Красной Знамени. Отдельный Бурят-Монгольский кавалерийский дивизион был награждён ЦИКом СССР Почётным революционным Красным знаменем. ОДВА стала Краснознамённой.

После сокрушительного разгрома Чжан Сюэлян запросил мира. 22 декабря 1929 г. в Хабаровске был подписан протокол о восстановлении всех российских прав на КВЖД. Возобновлялась деятельность всех советских хозяйственных организаций и китайских коммерческих предприятий, освобождались арестованные в связи с конфликтом советские и китайские граждане, китайские власти обязались разоружить белогвардейские отряды, находящиеся на территории Северо-Восточного Китая, и выслать из этих районов их организаторов.

25 декабря 1929 г. последний эшелон с советскими войсками покинул территорию Китая. 8 января 1930 г. по КВЖД началось нормальное движение поездов. Но дипломатические отношения между двумя странами возобновились лишь в декабре 1932 г.

*         *         *

    Через 6 лет после конфликта – в 1935 г. – КВЖД была продана Советским Союзом за полцены властям марионеточного государства Маньчжоу-Го. С августа 1945 г. после поражения Японии дорога находилась под совместным управлением СССР и Китая.

14 февраля 1950 г. после подписания Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР, Советский Союз безвозмездно передал права на КВЖД и всё принадлежащее дороге имущество Китаю (закреплено протоколом от 31 декабря 1952 г.). Кроме того, соглашение предусматривало вывод советских войск из совместно используемой базы Порт-Артур и передачу Китаю сооружений в этом районе, а также безвозмездно имущества, приобретённого советскими хозяйственными организациями у японских собственников в Северо-Восточном Китае, и всех зданий бывшего военного городка в Пекине. Но это уже другая история…

В.П.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/5 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)
Сохранить в:

  • Twitter
  • email
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • News2
  • RSS
Прочитать статью о дизайне http://exclusive-landscape.ru/

Добавить комментарий

Gruppa-Z © 2014