ГРУППА - ЗЕТА > РАССКАЗЫ > КРАСНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ. (Митрич. История первая.)

ФРАЗА ДНЯ:

Когда вам покажется, что цель недостижима, не изменяйте цель — изменяйте свой план действий.
Просмотров: 1 149

КРАСНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ. (Митрич. История первая.)

Прошлой осенью кричит мне Митрич из-за забора, зайди, мол, помощь нужна.

Дед Митрич – это мой старый знакомец, старший товарищ, живёт рядом в своём доме. Пенсионер. Митрич по этому поводу шутит: «Пенсионер союзного значения».

    Когда-то давным-давно Митрич окончил сельскохозяйственный техникум, заочно. Как говорит сам Митрич – «заушно». Нужны были тогда в колхозах грамотные руководящие кадры, вот и тянули за уши, таких как Митрич, не грамотных, но толковых и работящих. Получил Митрич среднее специальное образование и много лет руководил колхозом то ли «Заветы Ильича», то ли «Путь к коммунизму». До самого развала. А говор у Митрича, несмотря на образование, остался наш забайкальский, деревенский, простой, с часто проскакивающими солёными меткими русскими словечками, которые я, понятно, опускаю.  

    Ну, пошёл я.   

    – Капусту вот решил покрошить, – говорит Митрич. – Пора уж. Нужон ты мне. А то моя бабка малость раскурепалась. Уж и велок поднять не в силах. Подмогнёшь?

    – Как не помочь, – говорю, – соседи всё же. А хороший сосед лучше дальнего родственника.

    – Но, – соглашается. – А ты то покрошил?

    – Нет, – говорю, – всё некогда. 

    – Эх, молодежь, молодежь, всё вам некода.

    За работой Митрич в рифму спрашивает:

    – Ну, как, паря, собираешься отмечать день революции 7 ноября – красный день календаря? Может, в гости заглянешь на рюмочку? Капустка как раз заквасится, хорошая закусь. А рассол на утро…  

    – Да нет сейчас такого праздника, Митрич. И день в календаре не красный.

    – Как так – нет?

    – Сейчас отмечают «День народного единства». Так что, отстал ты, Митрич, от жизни.

    – Это только у нас, али везде, как раньше?

    – Да нет, только у нас.

    – Ну, паря, беда! – сокрушается Митрич. – А што ж за праздник такой?

    – Ну, если коротко, то это в честь взятия Москвы русскими войсками под командованием Минина и Пожарского 4 ноября 1612 г. и победы над поляками.

    – Это што ж, пошти четыре сотни годов назад? Он чё! Слыхал я маленько об энтим. Ну, харэ, перекур.

    Митрич задымил своей любимой «Примой» и, задумчиво помолчав, сказал:

    – А раньше то везде отмечали день революции 7 ноября. Почитай, во всём мире.

    – А хочешь, Митрич, я тебе расскажу, как я однажды отмечал этот праздник?

    – Ну, давай.

    – Так вот, слушай.     

    В 70-х годах служил я в Монголии. И послали меня на «точку» охранять большие законсервированные армейские склады. Глухая тайга, до ближайшего населенного пункта километров тридцать. Да и какой там пункт, так, несколько домов да юрт и кошары. Со мной двадцать пять солдат, машина «ЗиЛ», продукты на месяц, ну, понятно, оружие, матрацы, посуда… На двадцать пять солдат – двадцать пять национальностей.

    – Это как? – спрашивает Митрич.

    – А так: один украинец, один белорус, один молдаванин, вся Средняя Азия, Кавказ, вся Прибалтика… Русские – я да мой заместитель сержант. В общем – Советский Союз в миниатюре.

    – Слышь-ка, – перебивает Митрич, – извиняй, што встреваю. Што я тебе скажу. Раньше наша армия называлась рабоче-крестьянской, а служили в ей все, дружно, а щас называется российской, а служат в ей только рабочие да крестьяне.

    – Это точно. Ну, слушай дальше. 

    Приехали, обустроились в землянках на поляне. В одной – я с сержантом, в другой – солдаты, в третьей – кухня-столовая, в четвёртой оборудовали баню. Короче, гарнизон маленький получился. Даже гауптвахту соорудили – яму два на два и на два метра. Один раз пригодилась. Живём, охраняем. На носу 7 ноября. Как, думаю, отметить? Праздник всё-таки большой, государственный.

    – Ну, ну, и как? – с интересом спрашивает Митрич.

    – А так. Решил устроить всё, как положено в военном гарнизоне: парад, демонстрацию, торжественный обед, спортивный праздник…

    – Антиресно. Ну-ну.

    – Съездил к монголам в сомон, то есть посёлок по ихнему, купил печенья, лимонада, сигарет. В гарнизоне насыпали кучу песка вместо трибуны, подняли красный флаг на шесте. Утром ровно в 10 часов выстроились передо мной все мои «войска» – 23 человека. Одного на посту оставил, сержант командовал парадом. Всё по уставу. Сержант, а он раньше служил в роте почётного караула, в общем, подготовленный, подаёт команду: «Парад, смирно!». Отдаёт мне рапорт по форме: «Товарищ старший лейтенант! Войска Бат-Сумбэрского гарнизона для парада в ознаменование 60-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции построены. Командующий парадом сержант такой-то». Поздоровался я с «войсками», встал на «трибуну», сказал краткую речь в честь праздника. Потом начался парад. Сержант, как положено, скомандовал: «Парад, смирно! К торжественному маршу! Побатальонно! Первый батальон – прямо, остальные – напра-во! Равнение направо…» Прошли мои «войска» мимо «трибуны» торжественным маршем. Потом пошла «техника» – это мой «ЗиЛ», медленно, на 1-й передаче. Потом – «войска» на «технике» – сели солдаты в кузов и проехали мимо меня. Потом был салют – дали несколько залпов холостыми. После этого, как принято – демонстрация трудящихся.

    – Ну, парад, понятно, а как ты энту демонстрацию то устроил? – спрашивает Митрич. – Одне же солдаты у тебя.

    – И тут всё было, как положено. Солдаты положили автоматы, кто ремень снял, кто пилотку. Взяли в руки самодельные транспаранты из простыней и пошли мимо трибуны. Но уже не строем, а просто так – маленькой колонной. Сержант кричит лозунги, ну, Митрич, помнишь: «Да здравствует наша молодёжь – верный помощник партии! Ура!» и в таком духе.

    Митрич подсказывает:

    – Да здравствует наше колхозное крестьянство!

    – Ну, да! И другие лозунги. «Народ» отвечает: «Ура!». Ну, и так несколько кругов.

    После этого состоялся торжественный обед. Отличался от каждодневного он тем, что после обычного супа из концентратов и макарон с тушёнкой на третье вместо чая был компот. А после обеда – спортивный праздник. Ну, что можно устроить в полевых условиях? Перетягивание каната, запуск воздушного змея, футбол, конечно. В шахматы поиграли, кто умел. Ещё нарды. Вечером за ужином вручил я каждому солдату по бутылке лимонада, по несколько печенюшек и по пачке сигарет. Солдаты были рады.

    – Что солдату нужно? – опять перебивает Митрич. – Внимание и справедливость. И он тогда тебе горы свернёт.

    – Короче, отпраздновали как надо. Да. Забыл. После отбоя проинструктировал я сержанта, оставил старшим в гарнизоне и поехал в сомон. Когда там лимонад с сигаретами в ларьке покупал, познакомился с одним русским. Иваном его звали. Прислали его в помощь монголам как специалиста – ветеринара. Жена пожила месяц и сбежала в Союз с тоски. А он остался деньги зарабатывать. Один русский среди монголов. Обрадовался он, как ребёнок, когда меня увидел. Приезжай, говорит, в гости. Отметим день Октябрьской революции. Ну, я и махнул к нему. Приезжаю, стол накрыт, как говорится, в лучших домах – снабжение было хорошее. Ставит литр самогона, ловит по транзистору Москву, праздничный концерт. Помню, пел Евгений Мартынов: «Я тебе весь мир подарю…». Короче, уговорили мы с ним этот самогон под тосты за партию, за комсомол, за дедов и отцов, за советских женщин, за то, что народ и армия едины… Песни попели русские народные. Особенно он любил «То не ветер ветку клонит…». Аж плакал. Приезжай, говорит, почаще. Короче, вернулся я в свой гарнизон под утро…           

    – Ну, ты, паря, однако, даёшь! Молодец! – хвалит Митрич. – Даже в тайге организовал праздник. Слушай, я же тоже в Монголии раз отмечал 7 ноября.

    – Это как же ты там оказался? – спрашиваю.

    – А вот я тебе расскажу случай, – как обычно начинает Митрич.

    Присел Митрич на перевёрнутую небольшую кадушку и начал рассказ:

    – Было это в 77-м или 78-м годе. Точно не припомню. Завалило в ту зиму всю Монголию снегом. Ну, и стал скот ихий дохнуть с голодухи. На зиму то они сено не готовят, на подножный корм надеются. Снега тама обычно нету, а тут – завалило. Вот и обратились оне к нам, как тогда говорили – к старшему брату: помогите, мол, с сеном. И начали слать мы им сена эшелонами. А как доставить в дальние районы? Сколотили автоколонны из военных, нас, гражданских привлекли в помощь. Сено то наше, колхозное. Вот грузим мы на станции тюки прессованные и прём их в Горный Алтай машинами. А это полтыщи вёрст в один конец! Наша колонна, «ЗиЛы» да «Уралы», штук 25-30, аккурат под 7 ноября вышла. Идём, значит, по степи. Снег, но укатано. Дорога тарна, знай полявай! Пройдём сутки – юрта. Привал, значит. Монголы готовят шулю. Поедим горячего, передохнём и – дальше. То хиусит, то выяснит, то вообче шурган. Так и идём. Ботогоны встречаются, алагдая видал. А снегу всё больше. Ни дороги, ни хрена. Покать сплошь вокруг. Сбавили ход, еле тащимся. На пятые сутки, как раз 7 ноября, смотрим – што-то в падюшке чернет. Подходим ближе. Растудыт твою туды! «ЗиЛ» стоит один, кузов полон сена, бортов нет, колёс нет, последний скат еле шаит, а коло него наш солдатик прыгат, брацковатый на вид. Зачичиривел совсем, голоуший, катанки прогорели, курмушка рваная, закацубилась, на руке шубенка, второй нету. Весь в куржаке. Мы – к ему. Што случилось? Шёл с колонной, говорит, впереди нас. Што-то с коробкой случилось, двигатель молотит, а машина не идёт. Ну, оставили ему напарники пару банок тушёнки, булку хлеба, говорят, жди, приедем с ремонтной скоро. Ждёт. Ничё, мотор работат, в кабине тепло. Съел он банку тушёнки с полбулкой. Чай был во фляге. Ждёт. Сутки прошли, никого. Стал он потихоньку еду экономить. Уже ест ложку тушёнки и кусок хлеба в день. Снег топит на воду. Днём то нормально, а ночью – волки. Посмотрел я – точно – снег то вокруг утоловатый. На вторые сутки бензин кончился. Холодрыга. Ночью сидел он в кабине с монтировкой, а волки вокруг ходют, ждут. Днём жёг костёр. А из чего жечь? Голая степь. Так, ургульки сухие одне торчат местами. Стал жечь борта, потом резину с колёс. Ночью опять в холодную кабину. В обчем, на пятые сутки мы его и нашли.

     Што ж ты, говорю ему, чумуга, сена полный кузов, а ты застыл весь. Окочурился бы. А он: «Как это – сено жечь? Энто ж государственный груз! Нельзя!» Во как! Наш человек! Его посля монголы орденом наградили, «Полярная звезда» называется. Командование в отпуск, значит, на десять суток. За геройство, за то, што сено не спалил, ну и в честь 60-летия нашей революции.

    Митрич опять закурил, вздохнул и спрашивает:

    – А щас такого и праздника, говоришь, нету? От ить, паря, кака штука получаца! Да… А капуста бравая, однако, удалась. Так што ты всё одно приходи, отметим. Фунфурик найдётся, раздавим. У них такого праздника нет, а у нас – есть!       

Друг народа

Так говорят в Забайкалье:

    Раскурепаться – плохо себя чувствовать, расклеиться

    Велок – кочан капусты

    Харэ – слово, означающее конец, финал какого-либо действия: «Харэ, харэ!» Например, харэ шары наливать-то, т.е. хватит пить!

    Паря – общее обращение к мужчине. «Ну, ты, паря, даёшь!» в разных случаях может означать и одобрение, и осуждение.

    Дорога тарна – хорошая дорога, укатанная

    Шуля – мясной бульон

    Хиусит – поддувает ветром

    Шурган – непогода, пурга

    Ботогоны – дикие верблюды

    Алагдай – дикий степной заяц

    Покать – сопки без леса, горы

    Падюшка – небольшая неглубокая падь

    Шаит – медленно, слабо горит

    Брацковатый – значит – метис, смешение русского с бурятом, говорят «брацковатый» или «братсковатый» – от слова «братский», так в старину называли бурят

    Зачичиревел – замёрз, промок, испачкался, загнулся

    Голоуший – без головного убора

    Курмушка – куртка, в данном случае – бушлат

    Закацубиться – затвердеть

    Катанки – валенки 

    Куржак – иней

    Утоловать – плотно наследить (о зверях)

    Ургульки – сон-трава (общее название травы)

    Чумуга – мозг из кости – объедение. Это же слово используют вместо слов «дурак», «ненормальный» и т.п.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 5.0/5 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)
КРАСНЫЙ ДЕНЬ КАЛЕНДАРЯ. (Митрич. История первая.), 5.0 out of 5 based on 1 rating
Сохранить в:

  • Twitter
  • email
  • Facebook
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • News2
  • RSS
Краснозобая гагара - наименьшая из наших гагар http://worldencyclo.ru/ - размером с крупную утку.

Добавить комментарий

Gruppa-Z © 2014